пятница, 25 мая 2012 г.

Мир погрузился во мрак


Свет исчез. Для Него мир погрузился во Тьму. Он ясно видел исчезающую крышку гроба. Его любимая ушла. Ушла, как и недавно все его друзья и родные. Скрылись навеки в земле. Да, это было так недавно.
- Она не могла уйти от меня! – он  шептал эти слова как завороженный.
Он вырос в глубоко религиозной семье. Он верил в Бога, он знал, что Бог добр, что он есть. Но за последние несколько недель Он изменился. Он понял, что это не так. Когда умирала его сестричка, прямо у него на руках, Он молил Его, чтобы тот оставил сестру здесь, чтобы она еще пожила. Но к мольбам Бог был глух. Сестра мучалась, болезнь разъедало ее тщедушное тело, забирала с собой. В то место, что на рай вряд ли было похоже. После этого, смерть отца, пастыря церкви, он не смог перенести такой удар, потерю дочери. А после этого, его старенькая мать, не выдержала такой утраты и повесилась в сарае. Он сам снимал ее с петли, обливаясь слезами и пытаясь привести в чувство уже мертвое тело. Он искал спасение в молитвах, взывая к Господу о милосердии. Во все горестях ему помогала его любимая. Спасая от всех невзгод, сохраняя в ясности его ум и окружив заботой, она спасала его. Пока тот самый злосчастный автобус не унес ее из этого мира. Он помнил, как ему позвонили и сообщили о том, что она в больнице в тяжелейшем состоянии. Он помнил, как  тревожно забилось его сердце, как что-то незримое ударило в живот, выбивая воздух. Как закружилась голова. Он помнил все. Он помнил, как приехав в больницу, получил известие о том, что она умерла. И все надежды рухнули. Весь мир, перевернулся. То, от чего она его спасала, ушло вместе с ней. В холодную тьму могилы.
На похоронах было многолюдно, он стоял в стороне и думал о том, что теперь мир пуст для него. Мир исчез. Водителя автобуса оправдали, вины за ним, по мнению судей, не было.
И внезапно, через несколько дней, к горлу подкатил ком, мир снова закружился и Он воспылал ненавистью. Может подействовало спиртное, а может просто поехала крыша. Он оделся, алкоголь стучал в висках, вышел на улицу. Ночная прохлада обдала его, немного протрезвила и высушила слезы на лице. Он сел в машину и направился к дачным поселкам, где жил тот самый водитель, адрес которого он узнал еще в больнице через знакомых.
Небольшой дворик, сбитый на краешке участка деревянный дом. Дачные поселки находились недалеко от города, минут двадцать пешком, на машине можно доехать за пять. Он перемахнул забор, огляделся: колодец, возле дома, пустая конура, сарайчик, он то ему и нужен. Вошел, выбив ногой дверь. Глухо треснули доски, внутри темно. На ощупь он начал искать инструмент, в руки попалась лопата. Он вышел.. Темно, тучи заволокли все небо. Где-то глухо лаяла собака. В домике света нет. Он решительно двинулся к дому и застучал кулаком в дверь. Тишина. Он постучал еще. Нет ответа.
-Открывай, мать твою!
Тишина.
-Ну, хорошо, - он подобрал валяющийся под ногами железный прут и подпер дверь, - ну хорошо.
Воткнув лопату в землю, он направился к машине. Открыл багажник, достал канистры с бензином и направился к дому. Он обошел дом по кругу, поливая его бензином. А потом поджег его. Пламя охватило весь низ дома и начало подниматься вверх,алчно пожирая древесину. А Он, удобно перехватив лопату, стал ждать. В доме послышалась  какая-то возня, кто-то возник у окна, отдернул занавеску, появилось испуганное лицо женщины, она его не заметила. Спустя мгновенье попытались открыть дверь, после чего в доме послышались крики. С громким звоном разбилось окно и оттуда вывалилась та самая женщина, следом вылез мужчина. Это был он, тот, кто отнял жизнь у  любимой. Пламя объяло уже весь дом.
- Она осталась внутри, - женщина плакала, - вну-у-утри, нужно спасти нашу крошку.
- Сейчас, - мужчина было попытался залезть в окно обратно. Но Он помешал ему это сделать. Внезапно появившись, Он ударил лопатой мужчину по спине. Женщина завопила, но второй удар пришелся ей в голову, и она замертво упала на землю.
- Ты, испортил мою жизнь, а я испорчу твою! – Он ощерился, увидев в глазах жертвы страх. В своем помятом нижнем белье хозяин горящего дома выглядел жалко.
- Спаси дочь, она ничего не сделала тебе, - он умоляюще посмотрел на него. – Я не хотел убивать твою девушку. Это был несчастный случай. Спаси мою дочь!
- Мне уже плевать, - Он презрительно посмотрел на стоящего на коленях, сложившего руки в молитвенном жесте. – Ты заслужил этого.
- Богом прошу, - закричал мужчина, поднимаясь с земли.
- Для меня Бог умер, - лопата врезалась в кадык и фонтан крови ударил Ему в лицо. Мужчина с протянутыми руками завалился на бок.
Он положил лопату на плечо, посмотрел на объятый пламенем дом, повернулся и пошел к машине. Сзади, в горящем доме, послышался дикий, отчаянный детский плач, а потом крик. Когда он завел двигатель, все уже стихло.
Путь лежал на кладбище. К Ней.
Теперь он копал, вот уже как несколько часов. Пот смешивался с чужой кровью, убийцы его девушки, стекал на землю, которую он копал и копал. Железо глухо уткнулось в деревянную крышку гроба. И он начал руками разгребать землю, очищая ее. Лопатой он сбил зажимы и открыл гроб. В лицо  дохнуло гнилью и смертью. Там лежала она. Выеденные глаза, синяя кожа с зелеными оттенками. Черви, черви, много червей.
- Слышишь, я отомстил, слышишь, - на его лице появилась улыбка. Он поднял ее на руки и положил у края могилы. Выбрался и, подняв гниющее тело, усадил в машину, скинув с нее несколько насекомых. На ней было свадебное платье. Традиция хоронить незамужних девушек в свадебных платьях  осталась в ее семье, и теперь он ехал к церкви с ней. Церковь была пуста от прихожан. Но не пуста от служащих. Священник в эту ночь решил побыть в церкви, остаться и помолиться Богу.  Он стоял у алтаря, устремив глаза к кресту, когда визг тормозов пробудил его сознание к реальности. На пороге он увидел запыхавшегося мужчину. В одной руке он сжимал лопату, а в другой, сердце священника застыло, мертвую девушку, в сером, блеклом свадебном платье.
- Ты! – он ткнул грязной лопатой в сторону богослужителя, - ты должен нас обвенчать!
- Но, - у священника пересохло во рту.
-Никаких но! А потом, потом она должна воскреснуть, как Иисус воскрес однажды! Иначе я снесу тебе голову вот этой лопатой! За алтарь и начнем!
- Вот и все дорогая, - его глаза лихорадочно бегали по мертвому телу, на губах застыла безумная улыбка, скоро мы будем вместе навеки.
Священник хоть и оторопел от безумства, что увидел тут, но смог юркнуть в дверку за алтарем и закрыть ее за собой,спрятавшись от сумасшедшего. Поэтому, когда Он подошел с невестой на руках и никого не обнаружил, дико закричал и бросил мертвую девушку на алтарь.
- Господи! Что же ты делаешь! Где твое добро? Где то счастье, что несешь ты? Легко дать в жертву себя, зная, что воскреснешь вновь! Ответь!
Тишина окутала зал.
- Вот весь ты! Я верил тебе! Так воскреси ее! Как когда-то воскрес Иисус!
Молчание зала лишь было ответом.
- Легко умирать, зная, что все это понарошку. Ненавижу. Ненавижу тебя. Он упал на колени, и закрыл лицо глазами, слезы катились по его лицу. Иисус с креста взирал скорбящим взором на него. Ночь подходила к концу.
Такого его и нашли. Коленопреклоненного, перед алтарем, на котором лежала мертвая, разлагающаяся девушка. Он стоял на коленях и глупо улыбался, изредка бормоча себе что-то под нос. Бог для него умер, умер и он сам. Лишь оболочка, пустое тело осталось в этом мире.