понедельник, 9 июля 2012 г.

Иное


Снова решил выложить небольшое свое произведение. То, что давно выкладывалось на разных сайтах, но в силу  своей архивности затерялось где-то в пучинах. Ну и тут, конечно же, понятно про что и на какую тему писалось. Отзывы пишем в комментариях. Читаем.

Иное
- Говорит Янтарь, первый этаж чист, - рация глухо щелкнула.
- Янтарь, Говорит Беркут, вас поняли, продолжайте зачистку и поиски, мы вас прикрываем, снаружи все чисто - донесся сухой голос из трещащей помехами рации, - конец связи.
- Вас поняли. – Человек в военной форме повернулся к группе и взмахнул рукой, растопырив пальцы. Группа рассредоточилась.
Полуразвалившийся трехэтажный дом стал теперь местом предстоящей бойни. Военные медленно прочесывали первый этаж, постепенно поднимаясь вверх. Вокруг дома рассредоточились бойцы спецподразделения «Янтарь» и отряда «Беркут», которые контролировали базы ученых и отстреливали особо ретивых сталкеров. Теперь охота шла за Вермутом. Им предстояло взять того, кто засел в этом доме, спустя несколько часов погони.
Вермут сидел на чердаке этого здания, дуло АКМ с подствольником упиралось в единственный полузаваленный вход сюда, где Вермут и сидел. И какая дрянь его дернула согласиться пойти в лабораторию и выкрасть документы. Нет, вначале все было очень даже хорошо. Свой человек из лаборатории обеспечил ему проникновение, Вермут беспрепятственно дошел до места хранения, вырубил охрану. Взял документы и уже начал выбираться потайным ходом, когда обнаружили тела охранников и забили тревогу. Кто ж знал, что неподалеку проходит разведрейд «Янтаря», бригады военных головорезов. Которым кровососа хлопнуть, что муху на столе. Вот и пришлось срочно куда-то прятаться. А еще и «Беркут» взялся откуда не возьмись, оказалось шел к блокпосту от лаборатории. Вот и пришлось, отстреливаясь, петлять и бежать куда глаза глядят. Следопыты они оказались хорошими, прочесали километров пять, окружили. И, похоже совсем скоро, всадят пару свинцовых друзей ему в голову.
Вермут откинул голову назад, прислонившись к стенке, закрыл глаза. В голове пробежала вся жизнь. Вот он, садик, в который Вермут редко когда ходил, все время убегал оттуда и лазил по диким яблоням, да чужим огородам, что так любили делать на заднем дворе пятиэтажек жители его дома. Школа, первая любовь, драка. Было время. Потом учеба на инженера. Семья, дети, авария и потеря дорогих ему людей. Он много пил с тех пор. С тех пор как потерял семью. Пьяный водитель грузовика врезался на шоссе в его легковушку, когда они возвращались с пикника. А потом Чернобыль взорвался  во второй раз. Через пару недель разрослись слухи о мутантах, ценных вещицах и бродягах Зоны, что оцепили военные, которых называли сталкеры. В Зону он пошел из-за безысходности. «Лучше под пули, чем все время в бутылке», именно так он решил уйти от отчаяния и того, что ему никогда не вернуть своих родных и любимых. Его мягкий и веселый взгляд голубых глаз со временем превратился в стальной, ястребиный взор холоднокровного бойца. За два года в Зоне он прославился как хороший боец, которому иногда несказанно везет на артефакты. Вермут искал смерти, дабы облегчить страдания и присоединиться к своей семье. Он не верил слухам бывалых сталкеров, что  земля тут проклятая и те, кто умерли здесь, никогда никого не увидят. А за благодать сочтут призраками шататься по радиоактивной земле.
- Удача когда-нибудь заканчивается, - прошептал он слова покойного сталкера Профима, который произнес их, когда его утянуло какое-то чудовище в Агропроме. Эти слова долго отзывались эхом не только в сводах подземелья, но и ушах тех, кто слышал эти слова.
Вермут открыл КПК и на душе полегчало. Все-таки чувство самосохранения было сильнее боли душевной и стремления покинуть этот бренный мир. Отряд «Свобода» по наставлению торговца, что снарядил его в путь, откликнулись на его призыв о помощи и теперь направлялись прямо к трехэтажке, к Вермуту.
- Мы еще посмотрим, кто кого,- улыбнувшись, проговорил сталкер и подполз к небольшому оконному разъему на чердаке.
Снаружи, возле небольшой рощицы он заметил двух бойцов «Янтаря», военные осматривали в бинокль территорию вокруг, дабы избежать внезапного нападения на прикрывающих спецподразделение.
- Да сохранит их души Реактор, - Вермут вскинул автомат и опустошил подствольник. Граната глухо ударилась на траву между военными и с оглушительным звуком разорвалась. Послышались крики, кто-то начал беспорядочно по зданию. А на фоне, с другой стороны, показались бравые бойцы клана «Свобода». Они сходу открыли шквал огня, поливая все, что движется, свинцом. В доме явно происходила какая-то суматоха.  «Янтарь» перегруппировывал силы. Через мгновенье послышались ответные очереди спецназа.
- Веселитесь парни, - Вермут вышел в проем и кинул гранату между лестничными пролетами. Та, долетев до первого этажа, взорвалась, разбросав тех, кто находился там, обвалив кусок лестницы и проломав в стене значительную брешь. Военные поняли, что попали в засаду. С тыльной стороны дома ведется плотный огонь клановых бойцов "Свободы", сверху их постреляет беглец. Недолго думая, военные начали отходить, попутно отстреливая зазевавшихся врагов. Вермут с кряхтеньем поднялся и тихонько начал спускаться на второй этаж. Стрельба стихла. Изредка слышался треск очереди из автомата, да чьи-то крики о помощи.
Второй этаж был чист, военные тут никого не потеряли, а вот на первом лежало три изуродованных тела. Вермут с сожалением посмотрел на убитых бойцов. Это ведь чьи-то отцы, мужья, сыновья и просто люди, исполняющие свой долг. Теперь они на его совести. Обычно, в таких ситуациях, Вермут  преклонял колено и молился об убитых, просил прощения у Господа и у родных. Он не жалел лишь мародеров, что грабили одиночек, да иногда набирались храбрости напасть на караван какого-либо клана. Сейчас времени просто не было.
Он вышел на улицу, осторожно осматривая местность, лицо обдало потоком холодного воздуха. На душе полегчало, военные были отбиты и теперь в спешке отступали к видневшемуся  невдалеке лесу. Бойцы «Свободы» теснили их и даже пытались отрезать от спасительного убежища, правда, безуспешно.  К Вермуту подошел глава отряда «Свободы», который вместе с несколькими бойцами остались у дома. Ему было с виду лет сорок пять – пятьдесят. Плотно сбитая фигура, глубокие, карие глаза, в который лежал отпечаток вечной тоски и скорби, высокий морщинистый лоб и плотно сжатые губы выдавали в нем сильного характером бойца.
- Я Апачи, - он протянул руку Вермуту, - значит, тебя мы вытаскивали сейчас?
- Вермут, - машинально протянул руку сталкер и подивился. А удивляться было чему. Апачи был одной из выдающихся фигур Зоны. Некогда новичком он пошел на свалку с отрядом бывалых сталкеров и попали в засаду снорков, опасных и вероломных тварей. Что снорки там делали – неизвестно. Факт только один: из всего отряда удалось выжить только Апачи и то, появился он только спустя месяц и постаревшим на лет двадцать-двадцать пять. О случившемся он никому ничего не сказал, только то, что отряд погиб, где он был, что делал – осталось неизвестным. А потом он ушел в «Свободу», где вскоре стал командиром и еще более грозным бойцом со звериным чутьем и стратегическим мышлением какого-нибудь генерала.
- Да, меня освобождали от этих паразитов, что сели мне на хвост. – Вермут дружелюбно улыбнулся Апачи. Тот лишь повернулся в противоположную сторону от леса и протянул свою мускулистую руку, ткнув по направлению к Агропрому рукой, закованную в спецперчатку клана.
- Тебе туда, а мы пока попридержим военных. Думаю, пройдет еще пару часов и в небе закружат вертушки. Поэтому тебе нужно побыстрее убираться отсюда. Мы прикроем. 
Он развернулся и направился в сторону леса, где уже кипел бой. Бойцы посеменили за ним, одарив сталкера серьезными и задумчивыми взглядами. Все-таки нужно же знать за кого лезть под пули.
Вермут быстрым шагом пошел в указанную Апачи сторону. Детектор молчал. Теперь удача была на его стороне, но где-то в тени его разума все еще слышалось эхо Агропрома и вопль Профима, которого тащило чудовище подземелий.
 Смеркалось. Вермут решил сделать привал возле поваленного дерева. Не успел он прилечь, как в небе раздался тяжелый гул, то приближались вертолеты. Вермут быстро заполз под  корень дерева и сжался в комок, над ним пролетело с десяток вертолетов. Такого сталкер еще не видел. КПК разрывались от сообщений о том, что военные будто взбеленились, теперь  местность прочесывают все армейские подразделения. Одиночки и группы сталкеров, что не успели спрятаться, расстреливались. Кто-то просил помощи, кто-то интересовался, где можно спрятаться и переждать кровавую бойню, что учинили подразделения. Прошла информация о том, что в сторону свалки движется большой отряд наемников, который перекроет пути отхода сталкерам. Судя по всему, эти действия были направлены на того, кто украл документы. Только об этом знали лишь единицы.
- Что ж за хрень мне тут поручили выкрасть? – Вермут расстегнул рюкзак и достал объемную черную папку, с написанным поперек красными красками грифом «секретно». 
Вермут всегда приходил в какой-то трепет перед тайнами и сейчас почувствовал, как мурашки пробежали по спине, когда он открывал эту папку. Формулы, он открыл страницу, формулы. Взгляд зацепился за обрывок фразы «переустройство 4–ого энергоблока…» Дальше шли какие-то схемы, потом снова формулы. На следующей странице было больше текста. «Невозможность совмещения ДНК с другими формами жизни радиоактивной зоны дает нам версию внеземного происхождения охраняемого объекта внутри саркофага». Вермут читал, и с каждой строчкой, сердце его все сильнее и сильнее билось, глаза запечатлевали обрывки фраз. « Ответственные за второй взрыв ученые ВЖФ отсека»… «Жизненные формы были зафиксированы в 1986г.»… « Контакт оборвался и последовал мощный выброс»… «Предполагается расширение территории, заражения во все стороны на сотни километров»… « Контакт восстановить не удалось, группы ученых пытавшихся соединить контакт погибли, либо потеряли рассудок».. «планируется применение химического, биологического и атомного оружия». Дальше снова шли обрывки формул, чертежи. Вермут не заметил, как уже окончательно стемнело.  Теперь он просто сидел, уставившись в документы, и с каждой секундой понимал, что узнал что-то очень важное. Документы не должны попасть не в чьи руки. Но должны остаться, чтобы когда-нибудь они попали туда, куда им следует попасть. «Это вызовет панику, смертоносную лавину, а с дуру еще сразу и применят ядерное оружие», - Вермут выкопал штык ножом яму и положил туда папку, присыпав песком, - «пусть полежит тут, до поры до времени». Судя по всему, о существовании этой информации знали немногие, те, кто занимались этим делом либо погибли, либо пропали без вести. Остальные без этих документов вряд ли смогли бы воспроизвести все то, что здесь написано и нарисовано.
Теперь оставалась одна проблема – выбраться из этой западни. Сзади вертушки и явно свирепые бойцы «Янтаря» и «Беркута», впереди отряды военных и наемников, что ждут каждого встречного, дабы всадить пулю в зазевавшегося одиночку.
Вермут решил пробраться в Бар «100 рентген», но надо было как-то миновать, обойти Дикие Земли, обиталище наемников, кои там и будут находиться. Не все же рванули на Свалку, сооружать так называемый блокпост.
Марш броском не получится: аномалии, мутанты сейчас, ночью, это просто невозможно. Вермут все-таки решил попробовать, пусть и не быстрыми темпами, но дойти до Бара ночью. Детектор изредка попискивал уведомляя о близости аномалий, где-то вдалеке слышался гул вертолетов. Кто-то, то слева, то справа истерично визжал или издавал жуткий хохот. Вермут шел вперед. Сердце бешено колотилось, ладони вспотели, и автомат то и дело норовил вывалиться из рук. Через два часа пути Вермут чуть не угодил в «воронку», мерзкую, почти незаметную аномалию, что не оставила бы от него и места. После этого он решил присесть и отдохнуть. Рощица неподалеку была самым подходящим для этого местом. Сначала Вермут осмотрел место привала и, не найдя ничего опасного, присел, положив автомат поперек. Открыл флягу и осушил сразу, двумя мощными глотками, на треть. Консервы ушли за несколько минут. Вермут тщательно ножом зарыл банку в землю, чтобы не оставлять следов и открыл КПК. Новостей особых не было. Военные притормозили прочесывание. Все-таки это не элитные бойцы. Даже днем они умудрились потерять с десяток человек в аномалиях и поломали кучу техники. Вертолеты улетели на базу, но, по предположениям, с рассветом будут снова прочесывать местность. Активные были только спецподразделения. Кто-то видел «Янтарь», что пытался прорваться через укрепления «Свободы». Вермут про себя отметил, что теперь он за тыл спокоен, спецподразделение решило, что его взяли под крылышко "Свободы" и ломануло к ним на базу. Проблемой меньше. Другое дело, что сказать торговцу по поводу документов. Судя по всему, за это давали неплохой барыш.
Но к торговцу необходимо было еще попасть, а бар уже был рядом. Вермут поднялся и осмотрелся. Прибора ночного видения у него не было, однако он и так достаточно слышал, что заменяло ему глаза в ночное время суток.  Вроде бы тихо. Сталкер спустился к дороге, обошел притаившуюся аномалию и осторожно направился к бару.
Он владел несказанной тайной. Тайной документов, о которых никто не догадывался и знали лишь единицы, да и то смутно. Только теперь Вермут дал волю воображению. В документах были сведения о внеземной жизни и предположения, что первый взрыв произошел из-за контакта с иноземцами. А второй ознаменовал собой разрыв отношений между чем-то иным и Землей. Именно тогда и появилась Зона. Вот оно, оружие будущего, обращать  окружение врага против него. Мутанты, зомби, аномалии. Чем не оружие высшего разума? Вермут шел погруженный в свои мысли, поэтому не заметил как что-то прозрачной аурой окружило его. Вдруг его сознание на секунду помутилось и он упал. Голова раскалывалась от боли, он ничего не понимал. Было такое состояние, будто выбили воздух резким ударом. Спустя мгновенье все это прошло, аура рассеялась. Дыхание восстановилось, сердце замедлило бешеный ритм, взгляд сфокусировался на лежащем рядом автомате. И Вермут с кряхтеньем поднялся. Вроде ничего не изменилось, все как обычно. Тихо, темно, надо идти, а не думать, почему это скрутило посреди дороги, мало ли аномалия какая, потом подумать время будет. Подобрав оружие, сталкер направился к своей цели.
Вермут приближался к заброшенному городку. Дома встречали его унылыми зияющими дырами окон и дверных проемов. На улице было тихо. Вермут  стукнул кулаком в дверь бара, та со скрипом отворилась.
- Что-то здесь не так, - Вермут закинул бесполезный в ближнем бою автомат и вытащил из кобуры пистолет, щелкнув предохранителем. Бар обычно был закрыт, особенно ночью, охрана всегда стояла перед дверью, обезоруживая посетителей. Негласное правило никакой стрельбы в гостях  закрепляли своеобразным гардеробом вооружения, что сдавали на входе. В Баре было тихо. Слишком тихо для посещаемого заведения, особенно в такое неспокойное время. Вермут шаг за шагом осмотрел все помещения, но никого не нашел. КПК молчало. Ни одного сообщения. На связь никто не выходил.
- Что же тут происходит? – тихо пробормотал Вермут и сел у барной стойки. Дико хотелось спать, ломило все тело.
- Привет, дорогой. – Вермут резко повернул голову и увидел свою жену, которой не было в живых уже несколько лет. – Ты по мне скучал?
Сталкер обомлел, чувство реальности покинуло его всего лишь на миг. Контроллер, вспыхнуло в мозгу у Вермута и он автоматически вскинул пистолет, нажав на курок, то, что приняло форму его жены дико взвизгнуло, обнажив острые, слегка подгнившие клыки и завалилось набок с пробитой головой.
 - Что же за хрень такая, - Вермут сплюнул на пол и схватился за голову. - В баре «100 рентген»  мутант! Это же немыслимо! Обитатели этого бара  за версту почуяли бы таких уродов. Тем более, здесь собиралась элита Зоны.
Но стоило Вермуту моргнуть, как никакого тела на полу не оказалось. Как и патроны были все в магазине пистолета. Он сам перепроверил. Он не стрелял, все это ему померещилось, может его сознание все еще держит мутант под контролем? Вроде нет, нет и гудения в голове, когда такое происходит, да и артефакты помогают ослабить пси-сознание.
Вермут ошалело вертел головой по сторонам. Что-то определенно было не то. Тишина. Тишина в баре, КПК, на улице. Вермут выбежал из полуподвала, где находился бар и огляделся. Наступал рассвет. Медленно и неохотно тьма убиралась в подвалы и катакомбы.
Вермут побежал по направлению к Свалке, дыхание сбивалось, он не думал об аномалиях, мутантах, военных. Потому что сейчас нигде не было ни аномалий, ни мутантов, ни военных.  Когда до свалки оставалось чуть больше километра, вермут остановился и прилег в густую траву, достав бинокль. Осмотрев территорию, он не заметил ни одного живого существа. Это притом, что буквально вчера вечером КПК разрывалось от сообщений, что наемники заполонили всю свалку, образовав своеобразный кордон. Через пятнадцать минут Вермут стоял в центре Свалки и оглядывался по сторонам. Никого.
- Где же все, что же это? – стучало в голове у сталкера. Теперь он был рад даже военным. Но никого не было. Шум травы, да свое дыхание. Вот что слышал Вермут.
Вермут еще два долгих дня бежал к различным кланам, торговцам, но никого не обнаружил. В конце концов, он попытался добежать до блокпостов, чтобы сдаться военным. Но  сколько бы он не шел, он так и не смог дойти до границы Зоны. Он возвращался на место схрона документов, но там их не было, мало того, дерево было не повалено, а стояло и цвело самыми яркими красками, которые могли быть в этом тусклом мире Зоны. Отчаяние, запустение, ужас сковывали беглеца, а теперь уже жертву Зоны, которая сжимала его в свои смертоносные объятия.
Одинокая фигура сталкера брела по выжженному полю, автомат беспомощно болтался на плече. Вермут шел, понурив плечи и постепенно сходил с ума. А откуда-то сверху, сквозь сферу, за ним наблюдал холодный и жесткий взгляд. Взгляд иного мира. В чьей реальности сталкер и оказался.

***
- Где его черти носят, - торговец устало уселся в кресло и прикурил. – Всполошил всех военных, наемников и исчез вместе с документами. Эх, Вермут, где же ты сейчас прячешься? И когда же наконец схлынет поток военных с территории…